• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: г. Москва, ул. Старая Басманная, д. 21/4 (схема проезда)

Телефон: +7 (495) 772-95-90 внутр. 23152 (секретарь)

E-mail: fldepartment@hse.ru; langhse@gmail.com

Руководство
Школа иностранных языков: Руководитель школы Колесникова Екатерина Алексеевна

Телефон секретаря: +7 (495) 772-95-90 внутр. 23152

Школа иностранных языков: Заместитель руководителя школы Врадий Надежда Валентиновна

Выразительная кнопка
Выразительная кнопка

Мероприятия

Агрессия как комплексное и амбивалентное явление

Перед семинаром проекта Colloquium+ «Вербализация агрессии как продукт социально-когнитивной депривации» его ведущая Лилия Ряшитовна Комалова рассказала о сложности изучения вербальной агрессии и современных тенденциях в вербализации эмоциональных состояний. 

– Лилия Ряшитовна, у Вас очень внушительный список публикаций, и по нему видно, что Вы давно уже занимаетесь темой вербальной агрессии. Какие исследовательские задачи и вопросы представляются Вам в рамках данного тематического комплекса наиболее интересными, может быть, даже захватывающими?

– Комалова Л.Р.: Выход на тематику вербальной агрессии, скажем так, «случился» в ходе обсуждения темы докторского исследования с научным консультантом (и руководителем по кандидатской диссертацииРодмонгой Кондратьевной Потаповой. Это был теоретический поворот в исследовании деструктивного речевого поведения в ситуациях конфликта и фрустрации. В основу кандидатской диссертации было заложено осмысление эмпирического материала из реальной практики конфликтного взаимодействия, а «концепция коммуникативных техник в конфликте» стала оформлением личного пятилетнего опыта конфлитоустойчивости и конфликтоспособности. Докторское исследование, напротив, строилось на основе экспериментальных данных, было выполнено «в лаборатории».

В силу специализации я профессионально работаю с реальностью, которая опосредована речью, текстом, дискурсом. В этом отношении в исследованиях я придерживаюсь номинации «вербализация агрессии», так как это более точно, по моему мнению, отражает объект исследования – комплекс «агрессия».

Комплексный подход к этому явлению обусловливается тем, что практически невозможно однозначно описать, что такое агрессия. По результатам анализа специализированной литературы можно сказать, что это и психологическое состояние, и ситуативно обусловленное поведение, и способ восприятия действительности, и культурный ритуал, и концепт, и так далее. Единственное, что удается однозначно получить в ответ на вопрос «что такое агрессия», так это «зло». Однако, как и конфликт, агрессия является амбивалентным явлением, то есть несет в себе как конструктивный, так и деструктивный потенциалы. Для интересующихся этой двойственностью рекомендую начать исследование с работ этолога Конрада Лоренца и психоаналитика Эриха Фромма.

Вот этот ракурс: во-первых, комплексность самого явления, во-вторых, его амбивалентность, – по-моему, и является наиболее захватывающим при исследовании агрессии. Это настоящий вызов для исследователя: удерживать многоликость и разнообразие, рассматривать явление и как генетически присущее человеку / социуму / культуре, и как ситуативно возникающее в зависимости от стечения обстоятельств / сложившихся условий (которые, между прочим, дают разные эффекты в зависимости от различной сочетаемости).

 

– Какую роль в Ваших исследованиях играют психология и социология?

– Комалова Л.Р.: Когда речь идет об исследовании человека, нельзя не учитывать знания социологии, психологии и многих других дисциплин как социально-гуманитарного, так и естественно-научного профиля. В этом отношении для меня обязательным стал мультидисциплинарный подход.

 

– Какой эмпирический материал кажется Вам наиболее благодатным для изучения вербальной агрессии? Почему?

– Комалова Л.Р.: Я бы переформулировала вопрос: какой материал представляется наиболее доступным. Дело в том, что непосредственная реализация агрессии вне экспериментальных условий – исследовательская редкость. В данном случае исследователь либо становится включенным наблюдателем в процессе, например, сопровождения конфликтных ситуаций, либо выступает одним из участников взаимодействия, и в этой ситуации ему или ей приходится находиться в некоторой множественности позиций: и действовать, и фиксировать, и анализировать. И в первом, и во втором случаях речь идет об изучении отдельных кейсов и представляет интерес, если эти кейсы являются показательными или сильно отклоняются от типичных. Когда же речь заходит о типичных ситуациях, встает вопрос о статистике.

Если говорить об исследовательском материале, полученном в естественных условиях, для лингвистов большие возможности открываются при изучении речевой коммуникации в рамках различных интернет-площадок, интернет-сообществ.

 

– Вы наблюдаете какие-либо устойчивые тенденции в вербализации эмоциональных состояний в современном обществе?

– Комалова Л.Р.: Со времен, на мой взгляд, фундаментальной и до сих пор актуальной работы Леонарда Берковица, мало что изменилось, за одним исключением: дубликацией социальных коммуникаций в интернет-среде. Это дополнительная реальность, в которой реализуется множество социальных практик, и они имеют свою специфику.

 

– Что Вы могли бы посоветовать почитать перед нашей встречей в рамках проекта Colloquium+?

– Комалова Л.Р.: Читайте классиков :) В дополнение к обозначенным выше работам Конрада Лоренца, Эриха Фромма и Леонарда Берковица рекомендую обратиться к работе Роберта Бэрона и Дэборы Ричардсон. По крайней мере, в самом начале моих поисков эти книги помогли сформировать общее представление о комплексе «агрессия».

 Интервью подготовила Ю.В. Пасько